Тибидохс и Поиски Золотого Свитка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс и Поиски Золотого Свитка » [Альтернатива] » #I think we have an emergency


#I think we have an emergency

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

I think we have an emergency
http://s100.fotosklad.org.ua/20130103/06e7bb1496e86435afb2dd3b97b794ad.gif

Вселенная:
Предположительно мир ДВ, но все неканонично, так что варьируется.
Время и место:
Ранняя весна; номер Джима
Описание:
Когда твой школьный друг оказывается серийным убийцей, а ты сам охотником на вампиров, ваши отношения могут значительно колебаться.
Оливер Коллинз раскрывает тайну известного на весь мир Гастролера. Маньяком оказывается его давний друг Джим Блубелл. Юноша до конца не может поверить в его причастность, поэтому появляется в отеле, где остановился Джим, дабы прояснить ситуацию. Вот только Блубелл не мог не заметить странного поведения своего знакомого: постоянно исчезает непонятно куда, иногда на его одежде заметны затертые пятна крови... Джим делает свои выводы и тоже жаждет разговора с Коллинзом.
Откровение за откровение и... игра началась.
Действующие лица:
Oliver Collins; Jim Bluebell

0

2

Иногда кажется, что все вышло из-под контроля. Даже если как такового контроля ситуации никогда не было. Просто внезапно все начинало рушиться и идти в совсем неожиданную сторону. Для Оливера толчком к подобному чувству послужил, казалось бы, абсолютно разговор, который не нес в себе никакого глубинного смысла.
- И чем же ты был занят последние два дня? – спросил у Коллинза Мэтт, наливая охотнику бренди.
- Пытался вычислить алгоритм убийств Гастролера, - Оливер потер сонные глаза, - И кажется, все говорит, что у него нет никакого алгоритма. Разные города. Разные жертвы. Статус, возраст, работа, пол… Ничего общего! Имена не слагают никакое послание, никаких кодов и шифровок ни в фамилиях, ни в названии городов и улиц… Все пусто, кажется, он просто нападает на первого попавшегося…
- Отрицательный результат, тоже результат. И, кажется, ты нашел этот «алгоритм». Полнейшая случайность, - пожал плечами собеседник.
- Разумеется. Но это делает его неуловимым! Непредсказуемый убийца – как я могу застать его врасплох? Как мне поймать его?
- А разве для этого так важно вычислять все эти алгоритмы? Допустим, ты не застанешь его в момент убийства. Но ведь можно просто сложить все факты о нем, которые ты знаешь и попытаться вычислить его, отбросив всех лишних претендентов. Он для чего-то задержался в Мистик Фоллсе, а в других городах был только проездом. Можно попытаться оттолкнуться от этого, например…
Коллинз молчал. Он поднял взгляд на Мэтта и произнес:
- А ты ведь прав… Нет, вычислять всех проезжих и приезжих будет очень сложно… Но если абстрагироваться от этих психологических исследований… Если посмотреть на это просто, сопоставить все, что я знаю… может быть, все получится…
Оливер действительно бросил все свое изучение данного вопроса со стороны научного подхода. Этим подходом пользовалось и ФБР, и полиция, но успеха они не имели, а опыта в таких делах у них явно было больше чем у Коллинза. Но юноша знает кое-что, что не знают они.
Гастролер имеет какое-то отношение к нему – к Оливеру. Нет никакого повода ходить далеко – убийца должен быть кто-то из его окружения. Знакомый. Знакомый, который знал, где живет Оливер. Который имел возможность совершить эти убийства.
Итак, можно смело отбросить всех коренных жителей Мистик Фоллса. Они никак не смогли бы «гастролировать» по городам, убивая всех, кто плохо лежит кто первый попался на глаза. Но столетние вампиры не попадают под эту категорию – вот уж кто настоящие путешественники. И убийцы непревзойденные. Только вот тут нестыковка. Коллинз сразу же вспомнил слова Деймона, который логично заметил, что вампир скорее устроит себе праздничный ужин, если уж решил кого-то убить. Конечно, умный вампир может не притронуться к крови жертвы, если ради какого-то высшего плана нужна инсценировка. Но не с таким же постоянством! Какой смысл в этих «случайных» смертях, в записках полиции? Даже сумасшедшие вампиры развлекаются по-другому. И примеров этому тьма.
Если не вампир, то кто? Кто последнее время приезжал в Мистик Фоллс, кого бы Коллинз знал? Ведьмы? Да, тут стоило подумать. Но опять же, в большинстве случаев, они были не такими уж и кочевыми. И опять же ведьму-психопата наверняка бы уже давно угомонили бы свои – духи, которым претят любые неестественные смерти.
Нет, лучше вообще не думать о сверхъестественных существах. Они хоть и непредсказуемы, но вряд ли дойдут до подобного.  Почерк преступлений был слишком… человеческий.
Итак, если отмести всех знакомых которые всю жизнь провели в этом городе, также слишком молодых для выполнения сего задания и мистических существ кто остается?
Нейлин Брокс – симпатичная девушка 25 лет, приехала в Мистик Фоллс не так давно, поселилась где-то на окраине городка.
Джейсон Ферт - 30-ти летний парень, солидный человек, менеджер, переехал в этот маленький город из «финансовых» соображений.
Джим Блубелл – 26 лет, скучающий миллионер, один из тех людей, кому Оливер доверяет на сто процентов. Его сразу же можно вычеркнуть…
Сэм Уитон – 28 лет, нигде не работает, любит путешествовать на деньги родителей. Пижон, но веселый, в Мистик Фоллсе проездом, через месяц-другой поедет покорять новые города.
Список не большой, что несколько обнадеживало. Теперь надо выбрать самого правдоподобного кандидата. Итак, Нейтлин… Может ли она быть убийцей?.. Оливер призадумался и понял, что Гастролер явно не эта девушка. Он вообще сомневался, что это девушка. Но у мисс Брокс железное алиби. На момент совершения первых трех убийств в Мистик Фоллсе ее не было. Она не находилась даже в этом штате.
Сэм не имел возможности убить миссис Вачовски: в тот самый день он ворвался к Коллинзу пьяный до чертиков, немного побушевал, покричал, а потом спокойно лег на пол в кухне и спал где-то 16 часов.
Джейсон… Вот насчет его непричастности сказать что-либо было сложно. Хотя он иногда поразительно не аккуратен, буквально не приучен ходить тихо, вечно что-то роняет и громко чертыхается. Но может это просто маска? Кто может заподозрить такого как он в таких «тонких» преступлениях? Вот только и здесь Коллинза постигла неудача. Когда Коллинз пришел выводить Ферта на чистую воду, того не оказалось в городе. Он поехал отмечать какой-то семейный праздник к своей бывшей жене и их дочери… И в это же самое время Гастролер, который, очевидно, скучал, снова совершил свое ужасное дело.
Значит, это никто из них. Оливер тяжело задумался. Где он совершил ошибку? Когда в его логике появилась брешь? Что он упустил? Коллинз взял в руки листок со своими каракулями, которые он делал, когда размышлял. В самом низу была маленькая приписка из трех фамилий, обведенная в овал. Ой, простите, фамилий было четыре, но одна была скорым движением ручки перечеркнута. Блубелл.
«Ты встретился с ним как раз после первого убийства и за день до второго», - возникла мысль в голове, которую Коллинз попытался отогнать. Нет и еще раз нет! Это же просто глупо! Это невозможно! Это не он!
«Почему ты так уверен? - будто твердил внутренний голос, - Он мог совершить первые два убийства, это факт. Да и остальные… Нельзя с уверенность утверждать, что он это сделал, но тем не менее, алиби у него нет ни на один из моментов преступлений… По крайней мере, ты о них не знаешь».
Ладно. Стоит над этим подумать. Наверное. Нет, просто бред! Это же Джим! Джим, который всячески помогал ему выпутаться из тюрьмы, куда парень был посажен Гастролером!..
«Второе убийство. Мэнди. Он ведь слышал, как я с ней разговариваю. Я рассказал ему, кто она. И она случилось после того, как мы с Джимом говорили в парке о Гастролере… Он так часто говорил об убийце, я еще тогда это почувствовал, но я думал, что это только праздный интерес… Черт возьми! Почему бы и нет? Обыкновенное совпадение!»
Да-да-да! Совпадение, точно такое же, какое случилось и с самим Коллинзом. Его упекли не за что, а сейчас он, хоть и мысленно, но обвиняет друга! Это не правильно!
«Документы! У него документы на чужие имена!.. И рядом с этими документами – газеты, в которых главные полосы занимали сообщения об убийствах!»
Но Джим ведь объяснил! Это все из-за того, что он балуется с наркотой! Да, неприятный факт, но он не означает, что Блубелл убийца! Хотя газеты… Да какого черта? Купил пару газет, не выбросил, может быть он вообще заинтересовался рубрикой о вкусной и здоровой пище?
«Его Нью-Йоркская работа. Он же рассказывал, что все время он проводит в путешествиях по Штатам. Идеальное прикрытие…»
А это тоже ничего не доказывает! Оливер ведь тоже путешествует! Просто глупые совпадения! Никаких фактов! Ничего существенного!
«Разве Гастролер был бы Гастролером, если бы он оставлял хоть какие-то зацепки?..»

Коллинз глубоко вдохнул. Он чувствовал себя подлецом. Предателем. Иудой. Как он может даже думать о таком! Джим! Джим верил в него, хотя не верил никто!
«Не потому ли, что точно знал о моей невиновности?» - снова ворвалась в голову кощунственная мысль. Нет-нет! Так нельзя! Это не правильно! Так не должно быть! Это просто глупости какие-то!.. Но сомнения уже закрались в сердце Оливера. Он метался по квартире, пытаясь убедить себя: это просто чушь, Джим никогда бы не стал так поступать. Зачем это ему?..
И все же… Все же Оливер набрал номер своего давнего друга, который за скидку в баре мог найти любую информацию.
- Привет, Бредли… Слушай, мне нужно знать, был ли определенный человек в определенное время в определенном городе… Сможешь раздобыть информацию?
- Нет проблем, диктуй, кто, когда и где?
- Я тебе лучше вышлю в электронном варианте. Там… э-э-э… Целый список.
Оливер отправил Бредли список городов, которые посетил Гастролер (хотя и не все), даты и несколько имен. Он напряг память и вспомнил некоторые фальшивые документы Блубелла. Глупо пробивать Джима, если даже в Мистик Фоллсе он некий Кларк.
Ответ от вампира не заставил себя ждать. Совпадений было мало, что в прочем Оливер ожидал – он не мог точно вспомнить абсолютно все имена. Но даже имеющихся показаний было достаточно, чтобы окончательно выбить Коллинза из колеи…
«Это неправильно», - со смятением в душе думал Оливер, стучась в дверь к Джиму.
- Привет, - попытался как обычно улыбнуться юноша, - Надеюсь, я тебя не отвлекаю от каких-нибудь дел… Можно? – Оливер кивнул головой во внутрь номера.
Войдя к Блубеллу, Оливер про себя отметил, что это жилище уж явно не подходит на роль обители страшного маньяка. Все тут абсолютно обычно… Если выбросить из головы тот факт, что где-то в ящиках лежат целые стопки фальшивых документов.
Оливер расположился на диване и произнес:
- Даже сам не знаю, что меня к тебе привело… Мы с тобой последнее время как-то не очень часто виделись… Да и я очень уж заскучал, по правде говоря. Как-то все осточертело. Даже Гастролер утихомирился, - Коллинз невесело усмехнулся, - Я иногда ловлю себя на мысли, что я иной раз жду от него очередного убийства. Просто чтобы снова и снова попытаться его разыскать… Кстати, а мне вот интересно, ты ведь тоже наверняка испытываешь скуку такого рода, чем же вы, богачи, ее прогоняете? Прыжок с парашютом? Поездка в Лас-Вегас?..
Оливер не знал, какие вопросы ему следует задавать. Он должен был подумать об этом раньше, когда шел сюда. Но в его голове были мысли о самобичевании. А теперь приходится выбирать слова, да аккуратно анализировать ответы.
- Я бы с удовольствием махнул бы куда-нибудь, - коротко рассмеялся юноша, продолжая свою мысль, - Например в Ричмонд Бридж! Говорят, там отличные места и выпивка что надо. Любопытно, а за ночь возможно доехать до Ричмонд Бридж?..
Убийство, когда Оливер был в тюрьме. Убийство, которое могло быть совершенно Джимом, только если преодолеть это расстояние за такой короткий срок возможно. На самом деле, Оливер уже сам все высчитал. Но может, Блубелл забудется и сам себя выдаст?.. Если это, конечно, он.
- Кстати, ты знал, что Энджела Стоун, первая жертва Гастролера, родом была из Ричмонда? Она не так давно приехала в Мистик. Я не то чтобы ее знал, но общие знакомые у нас были. Хорошая девушка была. Детей ее жалко. У нее ведь близнецы сиротами остались… Кажется, отца у них тоже нет. Бедняги…
Ложь и блеф, вот и все, что можно об этом сказать. Коллинз снова потянулся рукой к своему кресту. Наверное, это было не очень тонко, возможно, что на этом Коллинз прогорит полностью. Джим может обо всем догадаться и просто строить из себя дурака…
«Если он, конечно, причастен!» - в сотый раз напоминал себе парень.
- Н-да, что-то я разговор какой-то завел дурацкий, - Оливер виновато улыбнулся, - Лучше сменим тему.
Но тема менялась не очень охотно. Повисла какая-то странная тишина. Хотя Коллинз отчетливо слышал стук собственного сердца, как будто оно звучало из динамиков. И снова это ощущение. Будто он запятнан, будто он упал так низко, что дальше просто некуда. Его тошнило от самого себя. Можно ли это назвать с его стороны предательством?.. Сложно сказать, вот только Джим еще никогда не предавал Оливера. И это нагнетало ситуацию еще больше.
- Джим, не удивляйся, можно я задам тебе вопрос?.. – юноша смотрел куда-то в стену и даже сам вздрогнул от звучания своего голоса. Он переел взгляд на своего школьного товарища и продолжил, - Признайся честно, Джим, ты ведь… - но в этот момент Оливер заткнулся. Это идиотизм задавать такой вопрос в лоб! Кто ответит на него правду? А кроме того… Может не стоит показывать Джиму, что Оливер его подозревает? Вне зависимости от того, убийца Блубелл или нет, - Хотя ладно, забудь. Это не так важно.
«Хотя это чертовски важно», - юный охотник снова вцепился рукой в свой крест.

0

3

Люди всегда хотят знать. Причем даже тогда, когда знание принесет им боль. Зачем? Природное любопытство, наверное. Ну, вот правда, какая разница, знаешь ли ты, кто убил старушку – ее сынок или сосед? А если и знаешь, то зачем тебе мотив? Был то умысел или случайность, из-за денег ли или ради извращенного удовольствия? В этом просто нет никакого смысла. Важен факт: имеется в наличии смерть - одна штука, ограбление - три штуки, нанесения тяжких телесных - четыре штуки из них три инцидента - в состоянии алкогольного опьянения. Вот и все. И не надо никакой полиции. Хотя, если бы не полиция, как бы Джим получил свою славу? Не в газету же объявление давать, в самом деле!
Блубелл размышлял о жизни, нежась в кровати. Да-да, именно этим занимался утром ужасный и опасный серийный убийца. Говорю вам, он просто душка. Его мысли были полны размышлениями о людском любопытстве. А, впрочем, еще один вопрос изрядно волновал его. Оливер Коллинз. Старый друг был явно не простым барменом, каким пытался казаться окружающим. Откровенно говоря, Джим не знал, как себя проявлял на работе Олли, был ли он расторопен, понимающ и учтив, но знал наверняка другое - Коллинз жил и другой жизнью. Но какой? Этот вопрос Блубелл рассмотрел уже со всех, казалось бы, сторон. Джим где-то на уровне шестого спинномозгового нерва ощущал, что Оливер знает об убийствах не понаслышке. Но двое серийных убийц в небольшом городке просто не поместились бы при всем своем желании. Да и не оставалось за ним кровавого следа. Какой-ты, к черту, маньяк, если не хочешь славы за свои действия? Нет, здесь что-то не так, но что?
Джим сел в кровати, потянулся и начал собираться. Впереди еще один бурный день, никто не знает, что он принесет, а особенно в этом городе. Он надел шелковый халат и направился в ванную. Выйдя оттуда спустя полчаса, Джим, уже умытый, побритый и освежившийся в душе, надел синие джинсы, желтую рубашку-поло с белым воротником, а затем, поразмыслив, и черный пиджак.
Он заказал себе пиццу по телефону, указанном в списке у аппарата, и с аппетитом съел ее, едва получив. Джим проверил коробку с удостоверениями, убедился, что они не тронуты ничьими грязными ручонками и на том успокоился. Блубелл как раз собирался почитать новую книгу, которую приобрел еще в Нью-Йорке, но все никак не удосуживался открыть, когда к нему внезапно нагрянули гости. Вернее гость.
– Оливер? Проходи... эээ... – Джим оглянулся на не заправленную постель и коробку от пиццы, – Чувствуй себя как дома, но, извини, у меня здесь не прибрано.
Столь странный визит друга несколько смутил Блубелла. Конечно, он был рад его видеть, но он просто знал, что речь пойдет не о том, кого бы пригласить на вечерние танцы. Да и Джим никого не будет приглашать.
Оливер довольно по-хозяйски расположился на диване и начал размышлять вслух. Блубелл был весьма заинтригован, он взял себе стул, повернул его спинкой вперед и сел на него, облокотившись подбородком на высокую спинку стула, подложив под него ладони.
– Я иногда ловлю себя на мысли, что я иной раз жду от него очередного убийства. Просто чтобы снова и снова попытаться его разыскать… Кстати, а мне вот интересно, ты ведь тоже наверняка испытываешь скуку такого рода, чем же вы, богачи, ее прогоняете? Прыжок с парашютом? Поездка в Лас-Вегас?..
Джим придал лицу удивленный вид: он знал, что Оливер не оставит в покое Гастролера теперь, когда тот случайно засадил его в тюрьму, но все же думал, что тот уже поостыл.
– Для меня откровение, что ты вообще его ищешь, – произнес он и добавил, говоря уже о развлечениях: – Женщины, дорогие машины, шикарные поездки, изысканные блюда, квартиры и дома – в основном это. Уже потом казино и биржа. Я езжу. Мне нравится, это... ммм... не развращает.
– Я бы с удовольствием махнул бы куда-нибудь, – очень вовремя сказал Олли.
– Похвальное желание.
– Например в Ричмонд Бридж! Говорят, там отличные места и выпивка что надо. Любопытно, а за ночь возможно доехать до Ричмонд Бридж?.. – продолжал юноша.
Джим усмехнулся. Оливер неспроста заговорил о Гастролере. Очевидно, найденные документы не прошли даром. Что ж, он начал подозревать его.
– Наверное, – чуть приподняв бровь и вновь ее опустив, ответил Блубелл, – Здесь ехать-то – миль четыреста.
Тем временем Оливер совсем углубился в размышления:
– Кстати, ты знал, что Энджела Стоун, первая жертва Гастролера, родом была из Ричмонда? Она не так давно приехала в Мистик. Я не то чтобы ее знал, но общие знакомые у нас были. Хорошая девушка была. Детей ее жалко. У нее ведь близнецы сиротами остались… Кажется, отца у них тоже нет. Бедняги…
Если бы Джим что-нибудь пил, он бы поперхнулся. Вообразите – пытается давить на жалость серийному убийце. Впрочем, Блубелл даже не был уверен в том, правду ли говорит его друг, так как не заметил в доме Энджелы свидетельств хоть какой-то постоянной личной жизни.
И вот, наконец, Олли созрел, чтобы сказать:
– Признайся честно, Джим, ты ведь…
Джим резко встал со стула и повернулся к Оливеру, странно ухмыляясь.
– Я знаю, что ты хочешь спросить, – он сделал несколько шагов к другу.
Он остановился в шаге от юноши.
– Убиваю ли я людей.
Джим отошел назад и сложил ладони вместе, будто молясь кому-то. Его лицо отражало глубокое блаженство - еще бы! вот он, этот момент, которого он так ждал! Он повернулся в пол-оборота и улыбаясь, как улыбаются кому-то недалекому, сказал:
– Я Гастролер.
Но это было не все, что он хотел произнести:
– Но давай не будем обманывать друг друга? Ты такой же как я, не правда ли? Но за тобой нет кровавого следа, нет погони ФБР, о тебе не пишет каждая газета, в которой больше трех листов. Что не так? Не рассказывай мне про природную скромность: я знаю, каково это – наслаждаться сделанной работой. Так что давай правду на правду: кто ты?
Джим говорил так, будто рассказывает рецепт пирога с лаймом. Или презентует новую разработку. Или поздравляет маму с Рождеством. Он был уверен, Оливер пришел сюда, зная, какой ответ может услышать.
Ты хотел правды? Получи ее, – добавил про себя юноша и пошел заправлять кровать.

0

4

Парень бросил взгляд на часы. Ему даже показалось, что они остановились. Нет, правда, ведь не могло пройти всего сорок минут с тех пор, как он вышел из дома! Он шел по улице медленно, ему казалось, что эта "прогулка" просто бесконечна. Он путался в своих мыслях, пытался найти ответы на свои же собственные вопросы. Ему страшно хотелось, чтобы внезапно к нему подбежал кто-то и сказал: «Эй, ты слышал? Гастролеру, кажется, надоел наш город! Он недавно убил в Стронгсвилле штата Огайо!» Тогда все встанет на свои места. Просто Оливер упустил в своих размышлениях что-то важное. Или они вообще базировались на неверных доводах. Мало ли, может быть, нет никакой обратной связи? Серийный убийца знает Оливера, но знает ли сам Оливер убийцу - это еще доказать надо. Ну почему же разум так и орет, что виновен его давний знакомый?..
Сидеть в номере Блубелла и изобретать наводящие вопросы было тяжело и очень неловко. Оливер обводил глазами комнату, стараясь надолго не задерживаться на ее хозяине. И его взгляд постоянно цеплял часы. И секундную стрелку, которая двигалась с поразительной неохотой. Тик-так, тик-так. Почему так медленно? Почему часы будто задумываются, прежде чем сделать новый ход?..
– Для меня откровение, что ты вообще его ищешь... Женщины, дорогие машины, шикарные поездки, изысканные блюда, квартиры и дома – в основном это. Уже потом казино и биржа. Я езжу. Мне нравится, это... ммм... не развращает.
Оливер кивнул, давая понять, что думал примерно о том же. По крайней мере нечто подобное показывали в кино. Он не ожидал, что Блубелл скажет: «Когда мне скучно я предпочитаю топить котят и перерезать пару-тройку глоток». Также Коллинз не думал, что Джим начнет философствовать, оригинальничать или говорить, что не скучает вообще. Это же... Джим. Простой парень с простыми замашками, славный малый. Пусть даже и миллионер. А то что у него, возможно, есть жуткое хобби подстраивать случайные убийства - так это еще доказать надо...
– Наверное. Здесь ехать-то – миль четыреста.
Н-да, ответ Блубелла ситуацию не прояснил ни на йоту. Да, Джим знал расстояние до города. Но это ничего не доказывает. И ничего не опровергает. Он не сказал с уверенностью и не переспросил, где находится Ричмонд Бридж. Он не воскликнул: «Это вранье, Оливер, выпивка там ужасная, не стоит даже пробовать!» В общем, как все было в тумане, так в тумане и оставалось.
Вторая же хитрость Оливера прошла не то, чтобы очень хорошо, но какой-то отклик в Блубелле она все же вызвала. Кажется, он выглядел удивленным. Но опять вопрос: он удивился тому, что Коллинз внезапно заговорил об этом, или же он удивился, что не увидел пеленок и распашонок, как и самих детей, в доме, когда убивал эту несчастную?.. И все же молчание Джима вызывало в Оливере странное чувство. Блубелл ведь мог сказать что-то вроде: «Ох, как жалко! Надеюсь, убийца понесет заслуженное наказание!» Джим казался Коллинзу сердобольным, хотя порой немного неловким. А сейчас никакой ответной реакции, кроме удивления. Ни жалости. Ни скорби. Ни ужаса.
Зачем охотник решил задать прямой вопрос, без увиливаний?.. Не ясно даже ему самому. Но тем не менее, он пошел на попятный. Он стушевался и вопрос так и не был задан, к счастью. Может, потому, что он был очень неловкий. Может, потому, что Коллинз был не уверен. Может, потому, что любой маньяк никогда в жизни не ответит утвердительно на этот вопрос. Может... А может быть, просто Оливер не хотел знать всю правду до конца? Он сомневается и это дает ему надежду. Он сомневается и, хотя теперь он будет особенно тщательно присматривать за Блубеллом, еще есть возможность, что все это просто хорошая работа его фантазии. Он сомневается - и в этом его преимущество.
Но Джим, очевидно, не захотел игнорировать его вопрос. Он поднялся со своего места, кажется, чтобы что-то сказать. Оливер избегал смотреть ему в лицо. Его взгляд снова задержался на часах. Тик-так, тик-так. Они не спешат отсчитывать время. Им будто лень. Они хотят продлить этот момент. Это странный, жуткий момент. Коллинз предположил, что его друг начнет допытываться, в чем же заключался этот "не важный" вопрос. Юноша уже придумал, как будет отмахиваться от допроса Блубелла. Все равно, он не скажет. Он уже понял, что не может задать свой вопрос вслух.
– Я знаю, что ты хочешь спросить.
Совсем не то, что Оливер ожидал услышать. Он наконец-то перевел взгляд на своего товарища, и от ухмылки Джима парень почувствовал, как по его спине побежали мурашки. Нет. Нет! Джим, не надо! Джим, заткнись немедленно! Или переведи все в шутку! Или... или просто не продолжай это, слышишь?
Оливеру стало по-настоящему жутко. Что он ожидал, придя сюда и пытаясь выведать, чист ли на руку его друг? Очевидно, его надежда на ошибку была слишком велика, он практически не думал о другом исходе.
– ...Убиваю ли я людей...
Коллинз замер. А вот стрелка часов наоборот, кажется, вспомнила о своей работе. Тик-так-тик-так-тик-так. Да так громко, будто извиняется за свою прежнюю нерасторопность. А тут еще и сердце подключилось. Так стучит, будто хочет обогнать секунды. Будто решило отработать все положенные ему удары прямо сейчас.
– Я Гастролер.
Оливер вскочил с дивана. Теперь он не сводил взгляда с глаз Джима. В это самое мгновение силы будто покинули его. Он еще не до конца осознал, что происходит. Что ему сейчас сказал его старый школьный товарищ.
— Джим... Зачем? - убито и абсолютно потерянно спросил юноша. И слишком много было этих зачем. Зачем он убивает? Зачем он решил снискать себе такую славу? Зачем он подкидывает записки полицейским? Зачем он подставил Оливера? Зачем он вытащил его из тюрьмы?.. Зачем он признался?
Смятение длилось не долго. Потерянность практически мгновенно куда-то делась. Оливером завладели иные чувства. Гнев, сожаление, боль. Теперь уже он чувствовал себя преданным.
— Черт возьми Джим! - в ярости воскликнул Коллинз, - Я же доверял тебе!
Под горячей рукой Оливера оказалась тумбочка, которую он, ударив, перевернул. Но это не успокоило его гнев. Ему хотелось большего. Рвать и метать, разгромить тут все, съездить Джиму по лицу... Но Коллинз старался обуздать свою ярость. Он вдохнул и схватился за голову. Какая ошибка. Какое предательство.
– Но давай не будем обманывать друг друга? Ты такой же как я, не правда ли? - между делом продолжал Блубелл. Оливер отнял руки от лица и несколько презрительно посмотрел на своего некогда друга.
— Я?! Такой как ты?! Ты и правда психопат, если решил так!
— Но за тобой нет кровавого следа, нет погони ФБР, о тебе не пишет каждая газета, в которой больше трех листов. Что не так?
Сказать, что Оливер был удивлен - не сказать ничего. Он пытался осознать, что городит Блубелл. Может быть, это такой умный ход? "Запутать следствие", чтобы самому безболезненно выйти из ситуации?
— Да что ты городишь?! С чего ты вообще взял, что я как-то... - пробормотал Коллинз раздражаясь, однако Гастролер еще не закончил:
— Не рассказывай мне про природную скромность: я знаю, каково это – наслаждаться сделанной работой.
— О, черт! - Оливер ударил кулаком в стену, чтобы хоть как-то обуздать рвущиеся наружу эмоции, - «Наслаждаться сделанной работой»? Правда? Ты наслаждаешься?! Черт, меня тошнит об этого! - и правда, на душе было как-то совсем мерзко.
— Так что давай правду на правду: кто ты?
Оливер замолчал. Последний вопрос поставил все на свои места. Да, юноша не маньяк. Но и у него есть свои скелеты в шкафу. Много скелетов. Джим гений, от этого никуда не деться. Было бы удивительно, если бы он не заметил некоторые странности своего друга.
«Но в чем я прокололся?»
— Ты... даже думать не смей обо мне так, понял?! - злобно сказал Оливер, - Не знаю, что пришло в твою голову, но я не убийца.
«Врун! - снова поднял голову внутренний голос, - Как это еще назвать? Джим понял, он сразу понял. И правда. Наслаждение, когда выполнил свою работу. Когда смог победить противника, когда преодолел все опасности. Когда опасность преследует тебя, когда ты смотришь в лицо собственной смерти, но выигрываешь этот раунд. Разве это не счастье? Разве это не то самое наслаждение? Откровение за откровение, ведь так, может, стоит ответить ему?..»
Вот только Оливер молчал, продолжая сверлить взглядом собеседника. Потому что это было сложно объяснить. Потому что в это было невозможно поверить. И потому что Оливер Коллинз сам не знал, кто он такой.

0


Вы здесь » Тибидохс и Поиски Золотого Свитка » [Альтернатива] » #I think we have an emergency